Главная / Новости / Однажды в выходной день

Однажды в выходной день

Однажды в выходной день несколько местных ребят проникли через все заграждения,не замеченные охраной, собаками и сигнализацией. Обнаружив, что вокругникого нет, дети забрались в одну из нитроглицериновых лабораторий. Однакотам для них не оказалось ничего особенно интересного. Они уронили какие-тобутылки и мензурки на пол и, прихватив несколько пар специальной обуви,улизнули тем же путем, который остался неизвестным и по сей день.

6802

Это вполне достоверная история, но, я думаю, она может служить и некоейпритчей, ибо возможно, что инженеры и те, кто составляет планы, администрация,рационализаторы, словом, вся компания «идущих впереди», похожи на детей,играющих в лаборатории, полной нитроглицерина, ни в малейшей степени несознавая, что они могут вызвать разрушительный взрыв. Можно, разумеется,сосредоточить все свои усилия на «эффективности» всего сущего, чтобы всеслужило удовлетворению наших материальных потребностей, хотя в действительностинаши материальные потребности — понятие, гораздо более растяжимое и в большеймере приспосабливаемое к обстоятельствам, чем мы склонны думать. Однаколюди имеют и индивидуальные духовные потребности, которые не менее важныи скорее приводят к социальным взрывам, если их постоянно грубо игнорироватьили пренебрегать ими.

Иногда, слушая разговоры некоторых моих коллег-инженеров, я буквальносодрогаюсь. Не столько потому, что они придают слишком малое значение эстетическимпоследствиям своей работы, сколько из-за того, что они считают абсолютнопустым и несерьезным даже касаться этой темы. И все же я думаю, что, чембольше мы увеличиваем свое материальное благосостояние, тем более серьезнойкатастрофой это в конце концов завершится, если только люди не смогут найтиэстетическое удовлетворение в окружающем их мире.

Будучи студентом инженерного факультета, я часто убегал с лекций и виноватопрокрадывался в местный музей. Много лекций по математике я пропускал,рассматривая картины в Художественной галерее Глазго. Без сомнения, картиныв музеях — это спасение, иногда они были мне в высшей степени необходимыкак последнее прибежище в отчаянии, вызванном не столько сухостью теоретическихлекций, сколько всепроникающим уродством городов вроде Глазго.

Конечно, держать «искусство» в отдельных коробочках, называемых музеямии театрами, весьма импонирует аккуратному обывательскому и административномуобразу мыслей. Но такие формы искусства, как живопись, музыка и балет,могут воздействовать на жизнь человека лишь эпизодически. Они могут служитьубежищем, но не заменой всего того, что постоянно окружает нас и должноприносить нам удовлетворение само по себе. Большинство из нас находит некийосвежающий источник в общении с природой, но мы покорно воспринимаеммрачность и унылость наших городов, фабрик, переполненных станций и аэропортов- всего того, в окружении чего мы вынуждены проводить почти всю свою жизнь.Возможно, что рыба, вынужденная постоянно жить в грязной воде, в концеконцов привыкнет к ней, но человек, «выдерживаемый» в таких условиях, долженконце концов восстать.

Как пишет профессор В. Диксон, «Возрождение, этот уникальный период нашейевропейской истории, противостоит как средневековью, так и последовавшим за нимвекам. Как различаются их взгляды на мир, насколько противоположны их системыценностей! Каждая всеобъемлющая доктрина воспринимается как нечто неизбежное инеуязвимое. Каждая эпоха думает, что именно ей свойственны правильные иединственно возможные для разумного человека взгляды».

Итак, на важные вещи каждая эпоха имеет свои установившиеся взгляды.Будучи материалистами, сегодня мы, как и подобает, ужасаемся тому, чтонаши предки были готовы выносить физическую нищету и физическую боль. Нонаши предки, в свою очередь, не в меньшей степени ужаснулись бы тому, чтодолжны терпеть мы, тому, что испытывают каждый день сотни миллионов людейв ужасных городах вроде Лондона и Нью-Йорка. Они ужаснулись бы тому, чтоработающие на наших мрачных «фабриках Сатаны» готовы терпеть весь этотдьявольский грохот и это уродство, чего вполне можно было бы избежать.Даже убранство и атмосфера современных больниц внушили бы им еще большийстрах перед смертью.

Поэтому многие из нас ищут своего рода облегчения в слиянии с природойи при первой же возможности бегут в сельскую местность. Мы находим, чтоона больше подходит нам, чем города, заводы и дороги. Многие действительноверят, что природа не только прекрасна и это ее неотъемлемое свойство,но в некотором смысле она и «добра». Эти взгляды, доведенные до крайности,приводят к чему-то вроде пантеизма — к «Лесам Вестермейна» Мередита. Номне кажется, что если мы сможем избавиться от романтических предрассудкови взглянуть на вещи трезво, то должны будем признать, что эстетически природатакже нейтральна, как она нейтральна и морально. Горы, озера и закаты,возможно, и прекрасны, но море часто бывает грозным и неприютным. А первобытныйлес, как мне известно по собственному опыту, во многих случаях — это обительужаса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *